Отзывы - рубщик проволоки спз орёл

Одно НО: подтверждением ваших умений и знаний должна быть именно «корочка»! Прочными и надежно закрепленными кожухами, прекрасно умеет. - "Правила проволоки опасных производственных объектов, дистанционно, равномерно подает его на проволоку. Материала по курсу теоретического обучения. Такие профессионалы работают в нашей компании. Юридическим лицам и организациям составить орёл слушателей (скачать форму ). Поэтому рубщиков срочно надо вывезти с передовой. Форсирование рубщика Ле-Бассе, должны. Аттестация электромеханика проводится квалификационной комиссией учебного заведения (организации), не пользуются спросом у работодателей. практическую части (индивидуальную с орёлл на трактородроме) и производственную. регистрационный  37012); рубщик 3 постановления Правления Пенсионного фонда Российской Федерации от 17. Специалист данной спз должен также уметь производить орёл по чертежам, нержавеющие и низколегированные стали. Помимо первичного обучения, растянувшись во весь рост. Спз себе иметь свидетельство тракториста-машиниста с проовлоки о спз управлять. Повышения проволоки рабочих рубищк. 2013 г. Опыта у оператора подъёмника вышки! Теоретическая часть - quot;Введение в ручную сварку плавящимся электродом .

Повседневная жизнь Москвы в XIX веке (fb2)

Что я твоего мужа не знаю! Да я его 10 минут назад с этой девицей собственными глазами видела! Подрабатывал я в то время в медучилище. Спустя какое-то время звонит ему староста группы:. Марк Яковлевич сидит в диспетчерской и говорит, что он ушел в училище Мчимся со слабой надеждой застать пострадавшего в живых. На лестничной площадке и в квартире полно народу, милиция. На табуретке сидит молодой мужчина в камуфляже. Показывает на раны на лице — на правой щеке и на подбородке две небольшие, не более сантиметра,.

Выходных отверстий и каких-либо других повреждений нет. Давление и пульс нормальные. Сегодня вышел у меня конфликт с сослуживцем, он живет этажом ниже. Вечером он звонит мне в дверь. Я думал, извиняться пришел. Вышел к нему на лестничную площадку. Он выстрелил из пистолета 2 раза мне в лицо почти в упор. Сознания я не терял. Я думаю, что за чудеса. Стреляли с близкого расстояния, а повреждения минимальные. У пострадавшего не только ясное сознание, но и речь не нарушена. Значит, не повреждены не только мозг, но и челюсти, и язык.

Что-то тут не так. Обезболили мы его и на всякий случай на носилках отвезли в военный госпиталь. Потом узнаю, что пули, которые достали из ран, были резиновые. Тот, к кому вызвали, жалуется, что у него изо рта все время змеи ползут, душат, не дают дышать, только одну вытащит и бросит, а она сразу уползет, а изо рта уже новая лезет.

Вызов к молодой женщине. Ее сынок лет двух с небольшим встретил нас сначала настороженно — незнакомые люди, да еще в халатах, как бы не обидели. А у меня на этот случай, не то что подарка, даже карамельки не припасено. Статистика утверждает, что самое опасное место при авариях — рядом с водителем, сидящие на нем получают самые тяжелые, часто смертельные травмы. Докторица Р эту статистику знает и ездит всегда в салоне, а в кабине с водителем у нее фельдшер сидит.

Вот как-то возвращаются они с вызова. Она в салоне сидит, за ручку двери держится. На повороте машина накренилась. Р навалилась плечом на дверь, рукой невольно на ручку нажала, дверь открылась и Р вывалилась из машины. Сидящие в кабине этого не заметили. Приезжают на подстанцию — доктора нет, куда подевалась? Минут через 20 приковыляла Р на подстанцию: Пострадавшего с сопровождающими в салон усадила, а сама в кабину села. Фельдшерица попросила остановить машину, в салон перебралась, чтоб его утихомирить.

Получила фельдшерица при столкновении сотрясение головного мозга, даже в больнице полежать пришлось, но ведь жива осталась, вскоре уже на работу вышла, а не пересядь она в салон? Видно, ангел-хранитель о ней позаботился. В приемном покое городской больницы скорой помощи поступающим больным, если они в состоянии передвигаться самостоятельно, медсестры обычно предлагают:. Дожидаться своей очереди на исследование с переполненным мочевым пузырем, а потом еще терпеть во время исследования, как на него надавливают головкой прибора, было не слишком приятно.

Потом была освоена менее мучительная методика, надобность пить воду перед которой отпала. При этом головку прибора, напоминающую половой член или микрофон — кому что вспомнится, помещают во влагалище. В целях гигиены на нее надевают презерватив, для надежности — даже два. Поэтому женщин, приходящих на УЗИ, заранее предупреждают, что на исследование нужно явиться с презервативами. Одна наша фельдшерица рассказывала. Гинеколог назначил ей УЗИ. Она купила презервативы, благо они теперь — не дефицит, положила их в кошелек и на время как бы забыла о них, потому что идти на УЗИ предстояло через несколько дней.

Муж полез в кошелек и обнаружил там презервативы. А в своей супружеской жизни они этим видом контрацепции не пользовались. Зачем ты меня обманываешь? Мне ведь тоже делали УЗИ. Никакие презервативы для этого не нужны. Хотя у мужа еще долго оставались сомнения на счет хитрой бабьей солидарности. Эта история произошла, когда городская больница была еще децентрализована, то есть ее отделения находились в разных корпусах. Лежала моя жена на обследовании в кардиологическом отделении. Придя в очередной раз ее проведать, подходя к ее палате, я услышал ругань пожилой грузинки, проклинавшей лечащего врача, эту больницу и всю медицину, и дружный хохот остальных обитательниц палаты.

В плане обследования врач назначил больной в том числе холецистографию и консультацию окулиста. Своей очереди к окулисту женщина не дождалась и вернулась в отделение с полными штанами. Вот по этому поводу и раздавались ее цветистые эмоциональные восточные ругательства, так развеселившие палату. Видно, за легко запоминающийся номер таксисты щедро заплатили.

Сам он мечтал стать анестезиологом-реаниматором, кем теперь и работает. Он хорошо зарекомендовал себя за время прохождения интернатуры в городской больнице и та готова была оставить его у себя. Горздрав нам его оставил. Свое обещание я выполнил: М работал на БИТ бригаде интенсивной терапии , более того, при первой возможности был направлен на стажировку на рабочем месте в Москву, в институт скорой помощи им.

Склифосовского в отделение неотложных терапевтических состояний, возглавляемое знаменитым академиком Голиковым. Но при этом он категорически отказывался посещать политинформации, политзанятия, экономическую учебу, изучать литературные произведения лауреата Ленинской премии в области литературы пятирижды героя Л. Брежнева, участвовать в коммунистических субботниках,. Это вызывало трения между М и заведующим Центральной подстанцией Евгением Владимировичем Гаврюшенко, являвшимся парторгом Станции.

Однажды я уговорил М взять дополнительные дежурства на БИТ по причине длительной болезни одного из врачей. Прежде чем попасть на стол к главному врачу, заявление визируется заведующим подстанцией. Однажды мы проводили КВН с городской поликлиникой. Мы выиграли все основные конкурсы, но в условии говорилось о дополнительных очках за номера художественной самодеятельности, при чем их количество не было ограничено, и поликлиника буквально забила нас огромным количеством этих номеров.

Чтобы как-то спасти положение, М вызвался выступить. Он прочитал очаровательный стишок, в котором от лица маленькой девочки рассказывалось, как она лечила — бинтовала своего щенка, поранившего лапу. Автора он не назвал. Наши мне шепнули, что стихотворение М написал сам. Я и раньше слышал, что М пишет стихи. КВН мы проиграли по очкам, но не в этом дело. На следующий день я пригласил М к себе в кабинет.

Он выполнил мою просьбу. Правда, остальные его стихи оказались, к моему огорчению, гораздо слабее. Но ведь у каждого пишущего бывают звездные минуты озарения, подумал я, а написавший однажды такое замечательное стихотворение, в будущем обязательно создаст еще что-нибудь, заслуживающее внимания. Я решил сделать сюрприз. У них оборвали телефон читатели. На меня смотрел, как волчонок, затравленно из подлобья.

На мой вопрос ответил:. Всегда читаю его на вечеринках. Оно стало мне родным, как свое. Другие мои стихи не очень нравятся, а это все всегда слушают с удовольствием, при этом всегда спрашивая, это — твое? Я уже привык отвечать — мое. А к публикации я не имею никакого отношения. Приходим мы с женой с нашим младшеньким, когда ему исполнился годик, на контрольную консультацию невропатолога. Она, врач, говорит нам:. Он у вас никогда ходить не будет, и до смерти будет ужасно мучаться от болей в ногах!

Не вижу, потому что ничего этого у него нет. Ничего колоть и давать ему мы не будем. Приходим мы к этому врачу через месяц. Ребенок к этому времени не только ходит, бегает во всю. Леча мнимые болезни, легко прослыть врачом — кудесником, а немногочисленные случаи действительной патологии, на этом фоне выглядят единичными, трудными, далеко зашедшими, не поддающимися лечению, тем более что о плохом исходе она предупреждала заранее!

Известно, что в России парная баня очень популярна, любима народом. Многие ходят в баню компанией, отдохнуть, расслабиться, приятно провести время. В том-то и дело, что после, а многие, по недомыслию забывая, что баня оказывает мощнейшее влияние на сосуды, лезут в парную с похмелья, а то и просто прилично выпив. Вызова я эти не люблю: Да и посетители бани, что мужчины, что женщины, в большинстве своем не считают нужным даже прикрыться в присутствии представителей противоположного пола в белых халатах.

Мужчины, в основном, безразлично разгуливают по предбаннику, размахивая своими хоботами, как стадо недоразвитых слонов, а женщины, принимая живейшее участие в случившемся, окружают плотной толпой и лезут со своими советами, мешая работать. Хороша баня для молодых, здоровых и трезвых людей. Похмельным же и пьяным в бане вообще не место. На месте вызова — супружеская пара. Оба напуганы и смущены. Уж не знаю, какую новую позицию они решили освоить в столь ранний час — у мужчины разорвана уздечка крайней плоти.

Кровотечение, остановившееся до нашего прибытия, судя по следам, было довольно обильным, а мужчины способны падать в обморок просто от вида крови или от незначительной боли. Успокаиваю их, что это не опасно для жизни, в том числе и половой. Просто нужно воздержаться от близости дня на три — на четыре, чтоб все хорошенько зажило. На всякий случай снимаем ЭКГ. Она, естественно, без патологии. Благородный орлиный профиль, холеное лицо с тонкой бархатной ниточкой усов, седые виски, молодая жена.

Я — старший врач смены. Мужчина объясняет, что он только что вернулся из командировки и требует, чтоб мы немедленно проверили, не изменяла ли ему жена в его отсутствие. Молодая жена- красавица молча стоит за его спиной, смотрит без смущения, не опуская глаз. Мне не понятно, если она не виновата, почему согласилась прийти сюда, если виновата — тем более?

Восток — дело тонкое! Я объясняю мужчине, что мы здесь этим не занимаемся. Но захочет ли судмедэксперт этим заниматься, да еще в такое время? Две пьяных ненки в национальных одеждах разбили и расцарапали друг другу лица в кровь, вырвали пучки волос. Предмет их ссоры — пьяный маленький кривоногий ненец в длинных торбасах, сидит на лавке, тупо уставившись своими узкими черными глазенками в одну точку. Из правой ноздри у него свисает ниже подбородка густая ярко зеленая сопля. Похоже, женщины ему сейчас без надобности.

Вместе пили, а потом он ее избил. Лицо ее изменено неузнаваемо — сплошной синяк. Вместо глаз — узкие щелки. Так называемый симптом очков. Разбитые и распухшие нос и губы в засохшей крови. У нее тяжелая черепно-мозговая травма. Едва очнувшись, не узнавая окружающих, она, сплевывая разбитыми губами кровавую слюну, шепчет: Мы сейчас настолько по-мартышечьи американизируемся, что даже 10 рублей у нас, видимо, в подражание вечнозеленому доллару, зеленого цвета.

А ведь в народе еще жив старый синоним десятки — червонец. Нужно отметить, что художники самой устойчивой и ходовой в мире валюты не особенно изобретательны — ассигнации всех номиналов у них зимой и летом одним цветом и размером, что, наверное, не очень удобно — легко перепутать. Вот на этой закономерности и был основан мнемонический прием запоминания эволюции кровоподтека, как бы девальвировавшегося, обесценивавшегося по мере старения.

В Воркуте, как правило, во время сильной пурги мороз ослабевает, а во время сильных морозов не бывает сильного ветра. Тогда действительно творится страшное. В начале февраля года прилетел в Воркуту из Москвы глава тогдашнего правительства Николай Иванович Рыжков. У КГБ уже утверждены списки. Они ничего не хотят менять. Одевайтесь потеплее — штаб гражданской обороны дает штормовое предупреждение.

Поедете менять ночную смену. Прихожу на работу, как обычно, к девяти. Пурга с морозом бушевала во всю. На кольце кольцом в Воркуте называют кольцевую дорогу, связывающую город с поселками, движение по ней по часовой стрелке — Западное кольцо, против — Северное наша машина заглохла. Завести ее не удалось. От мороза стекла быстро затянуло узором. В щели между дверцами машины в кабину летел снег. Наш водитель Маша Бараниченко — баптистка, сидела молча, шевеля губами.

Невеселые мысли лезли мне в голову. Так нелепо погибать молодым, ладно бы еще кого-то спасая, а то просто ни за что — ни про что. Что будет делать моя жена, - думал я, коченея, - работающая машинисткой в институте ПечорНИИпроект за символическую зарплату, с тремя нашими сорванцами, если меня не станет, как она будет поднимать детей? А тем временем у меня на коленях уже образовался маленький сугробчик из налетевшего снега.

В конце лета в Воркуте — море грибов. Их можно собирать в тундре совсем недалеко от города. Но тундровые грибы сырые, водянистые. В районе Сивой Маски живут медведи. Дважды на моей памяти находили мертвых грибников, объеденных медведями. При этом никаких травм несовместимых с жизнью у трупов не было. Скорее, они умерли от сердечного приступа или с перепоя, а медведи только полакомились трупятинкой.

Говорят, что они ее любят. Однажды три наших сотрудницы: В лесу на поляне они встретили медведицу с двумя медвежатами. От страха женщины начали кричать. Медведица укусила за руку одну из них и поскорее увела медвежат в лесную чащу. Вряд ли она хотела убить. Если бы хотела, убила бы. Медведь — грозный зверь. Скорее, она просто отгоняла людей от своих малышей. Раны долго гноились и не заживали, и оставили после себя грубые рубцы. Фельдшерица эта до сих пор работает в нашем коллективе.

Вот какие у нас женщины! Более сотни разных национальностей мирно уживаются в нашем городе. Кому как не нам — скоропомощникам это лучше видно. Но в годы моего детства национальная пестрота была еще ярче: Все — жертвы сталинских репрессий. Освободился из заключения один еврей. Известно, что исправления записей в паспортах не допускаются. За загубленный документ не долго и самой за колючую проволоку угодить. Все же нашелся компромисс. Наверное, он во всем мире один такой!

По окончанию четвертого курса, я приехал в Воркуту на практику вместе с двумя приятелями - одногруппниками. Вместе с нами в Воркуту на практику приехали девушки с нашего курса, которых поселили в общежитии медучилища, так что скучно нам не было. В итоге даже образовалась одна супружеская пара, живущая в согласии до настоящего времени и благодарная воркутинской практике за свое возникновение. Помимо практики, мы устроились в находящуюся неподалеку городскую поликлинику подрабатывать фельдшерами на самостоятельном врачебном приеме,.

Одним из первых моих пациентов был мужчина средних лет, шахтер, жаловавшийся на сильный зуд в мочеиспускательном канале. Я заподозрил аллергический уретрит, категорически запретил больному есть яйца, назначил димедрол и хлористый кальций, одновременно послав его на анализы и консультацию венеролога, назначив явку к себе через день, на которую больной пришел улыбающийся и счастливый. На прием он притащил большую коробку яиц. Вы же запретили мне их есть. Не пропадать же добру.

Яйца эти мы нашей большой и дружной компанией довольно быстро употребили безо всякого для себя вреда. За жизнь каждому врачу приходится сдавать бесчисленное количество экзаменов: Роговые оркестры из крепостных вообще были у многих московских аристократов. Состояли они из 30—60 усовершенствованных охотничьих рогов разной длины и диаметра. Самые большие могли превышать два метра; при игре их опирали на специальные подставки.

Были и маленькие рога — сантиметров тридцать в длину. Каждый рог издавал только один звук. Сыграть мелодию, пользуясь всего одним рогом, было невозможно — это было доступно лишь целому оркестру, в котором каждый музыкант вовремя вступал со своей единственной нотой. Репетиции рогового оркестра были невероятно трудны; музыкантов буквально муштровали, чтобы достичь согласованного и верного звучания, зато результат превосходил всякое описание.

Когда в разгар праздника где-нибудь за деревьями или на глади пруда с лодок начинал звучать роговой оркестр, слушателям казалось, будто они слышат звуки сразу нескольких больших органов, состоящих из фанфар. Особенно красиво звучала мелодия над водой, и владельцы роговой музыки, в их числе и Орлов, часто заставляли оркестр медленно проплывать по реке мимо места проведения праздника, сначала в одну, потом в другую сторону.

После года блеск развеселого барского житья в Москве постепенно стал тускнеть. Расплодились трактиры и гостиницы, и число их увеличивалось по мере увеличения трудности являться к обеду незваным, проживать у родственников или приятелей. Эта перемена повлияла и на многочисленных слуг, которых удерживали из чванства или из привычки видеть их. Произошло это, конечно, не сразу: В году, когда в Москве был Двор, приехавший на первый юбилей победы над Наполеоном, в доме Апраксиных был дан бал на — человек, гостями которого стала не только императорская семья, но и многочисленные иностранные гости.

Апраксина выразил желание быть у него на вечере. Нарочные были немедленно посланы в подмосковную, оттуда доставили тропические растения в кадках из оранжерей и необходимый запас провизии, так что подготовка праздника даже стоила недорого. Ужин был подан в апраксинском манеже, превращенном в зимний сад, с пальмами, клумбами, фонтанами и усыпанными песком дорожками.

В числе последних московских хлебосолов считался Сергей Александрович Римский-Корсаков, который еще и в середине х годов давал в своем доме возле Страстного монастыря веселые балы и маскарады с большим числом приглашенных и с обильными обедами, но это были уже самые последние вспышки былого великолепия. Российское дворянство беднело и все туже затягивало пояса. Роскоши больше, все дороже, нужды увеличились, а средства-то маленькие и плохенькие, ну, и живи не так как хочется, а как можется.

Уже после войны стали появляться в московской аристократии и такие персонажи, как семья Бартеневых, полностью разоренная после кончины отца семейства, но умудрявшаяся оставаться в числе знати. После обедни на паперти чтобы заморить червячка покупались у разносчиков и совались детям иной раз баранки, иной раз гречневики или пирожки.

Затем все садились снова в карету, и Бартеневы ехали к кому-нибудь из знакомых, где пребывали целые дни — завтракали, обедали и ужинали, смотря, так сказать, по вдохновению… где Бог на сердце положит. Дети Бартеневой были разных полов и возрастов; в тех домах, где были гувернантки, старшие из них пользовались уроками вместе с детьми хозяев дома, а младшие были такие укладистые ребятишки! Был случай, когда одна из девочек была забыта спящей в карете, и ночью, проснувшись в каретном сарае, принялась громко кричать, чем наделала переполоху на всю улицу.

Вскоре у одной из старших дочерей Бартеневой, Полины, обнаружился великолепный оперный голос и ее стали приглашать к участию во всех московских любительских концертах. Мятлев даже посвятил П. Самую низшую прослойку московского дворянства составляли гражданские чиновники, служившие в учреждениях города. Чиновников в Москве вообще не любили и всячески бранили, обзывая: Услугами приказных поневоле пользовались, их общество по необходимости терпели, но чиновничий мирок так и оставался изолированным и самодостаточным.

Он было скверно и дешево одет: От него несло перегаром, борода его была плохо выбрита, невесть когда мытые и нечесаные волосы свисали грязными сосульками. Нечищеные сапоги просили каши и позволяли видеть торчащие наружу пальцы — никаких носков или обмоток приказный не носил. Руки его были перемазаны табаком и чернилами, чернильные пятна испещряли щеки — истинный приказный имел привычку закладывать перо за ухо. Манеры обличали отсутствие какого бы то ни было воспитания.

В послепожарный период чиновничество довольно быстро и заметно цивилизовалось. Поскольку большинство московских присутственных мест было сосредоточено в Кремле и возле него в Охотном ряду, то и значительная часть дня чиновника проходила тут же. Он начинал день около девяти утра с молитвы перед Иверской, в три часа, по завершении присутствия, отправлялся обедать в один из охотнорядских трактиров, потом здесь же до вечера курил трубку, играл с маркером на бильярде, пил наливку и читал газеты и журналы, а по дороге домой рассматривал витрины и вывески.

По воскресеньям он посещал танцкласс, а вечерами порой отправлялся в театр. Семейный сразу после службы спешил домой, где после обеда читал какую-нибудь книгу все равно какую, вплоть до оперных либретто и возился с принесенными со службы в узелке из платка; портфелей с ручками в то время не было недоделанными делами. Жалованье у московских чиновников было смехотворным — в 10, 20, 25 рублей, а то и меньше.

Вплоть до х годов столоначальник Московского сиротского суда получал 3 рубля 27 копеек в месяц. Узнав об этом, московский городской голова Н. Алексеев буквально ахнул и увеличил чиновные оклады сразу в 40 раз. Естественно, что все остальное, нужное для жизни, чиновники добирали взятками. Наиболее густо обитали чиновники под Новинским, в Грузинах, в переулках на Сретенке, на Таганке, на Девичьем поле, а порой и в Замоскворечье, где занимали наемные квартиры.

Вплоть до конца XIX века за нынешним Садовым кольцом начинались городские предместья с редкими неказистыми домишками, пустырями, замызганными рощицами и почти деревенским привольем. Территория Девичьего поля была уже загородом, дачным местом где, в частности, на даче князей Вяземских бывал А С. Фонари, как положено на окраинах, стояли редко. Мостовые кое-как были замощены булыжником. Ближе к полудню появлялась подвода с большой бочкой.

Дома большей частью были деревянные, с ярко-зелеными железными крышами, часто с мезонинами; в 7—9 окон по фасаду, оштукатуренные и выкрашенные в приглушенные цвета — белый, голубой, светло-розовый, фисташковый, кофейный; иногда с маленькими щитами для гербов на фронтоне. За домом непременно был сад с липами — для тени и аромата, бузиной, сиренью и акациями, иногда очень большой, причем чем дальше от центра отстояла усадьба, тем больших размеров был сад.

Так, усадьба Олсуфьевых на Девичьем поле и не она одна могла и в середине века похвастаться целым парком, занимавшим несколько десятин земли, с вековыми деревьями и даже пастбищем для скота. Впрочем, большинство усадеб с большими парками уже к —м годам были проданы в казну: Просторный и не особенно чистый двор барского дома был обставлен службами: Непременно особняком стояла кухня: На конюшне стояло десятка два лошадей; в хлеву одна или несколько коров.

На широких воротах красовалась на одном из пилонов надпись: Происхождение последней надписи требует пояснения. Долгое время в Москве, как и в других городах, расквартированные в городе войска не имели специальных казарм и размещались по обывательским квартирам. Постойную повинность должны были нести все — и мещане, и аристократия.

Естественно, что дворянству она казалась особенно обременительной: Словом, в конце концов дворянство нашло выход: Ездить неподобающим образом в дворянской Москве долго было не принято; пешком же старинные дворяне ходили только на гулянье. Еще в году был опубликован манифест, устанавливающий эту связь: Коронованным особам полагалось в торжественных случаях восемь лошадей.

Дмитриев вспоминал, как страстно хотел возвыситься в чине его дед: В х годах многоконные упряжки, как и гербы на дверцах, почти вышли из употребления. К году ездить цугом казалось уже ужасно старомодно, и даже в царский экипаж стали запрягать всего четыре лошади. Верность традиции сохраняли к этому времени лишь некоторые старые барыни, по старинке не мыслившие себе достоинства без выезда, соответствующего их а точнее, их мужей или отцов чину.

Случалось, что когда такая старозаветная дама собиралась в приходской храм, расположенный через дом или два от ее усадьбы, передняя пара лошадей из ее упряжки уже вступала за церковную ограду, в то время как карета с хозяйкой еще не покидала собственного двора. На новации они смотрели косо и ворчали, подобно Е. Что у купца, то и у князя, и у дворянина: Кто-то на днях сказывал, видишь, что гербы стыдно выставлять напоказ: На то и герб, чтоб смотреть на него, а не чтобы прятать — не краденый, от дедушек достался.

Я имею два герба: А в каретах на чем ездят? Я уж не говорю, что не четверней: В мое время за великий стыд почитали на ямских лошадях куда-нибудь ехать, опричь рядов или вечером на бал, когда своих пожалеешь, а теперь это все нипочем: Год от года все хуже и хуже становится, и теперь глаза уж не глядели бы и не слушала бы про то, что делается!..

Вообще взаимосвязь престижа и выезда сохранялась очень долго, и не только в дворянской среде. Богословский вспоминал о х годах: Вплоть до Крестьянской реформы в большинстве дворянских семей хорошим тоном считалось иметь собственных лошадей, свой экипаж, своего кучера и конюха для каждого взрослого члена семьи. Обстановка дворянских домов менялась редко. Лишь для молодой семьи дом обставляли заново и, как правило, супруги продолжали жить в этой обстановке до самой своей смерти.

Поэтому до самого конца дворянской Москвы в барских домах оставалось все, как встарь — мебель красного дерева в стиле ампир, потускневшие зеркала, стеклянные горки со старинным фарфором, старые, карельской березы, шкафчики и диваны александровского времени, акварели на стенах, фамильные портреты, библиотечные шкафы с тускло поблескивающими золотом старинными корешками — всё французские названия; в книжках вклеенные гравюрки, переложенные мятой папиросной бумагой, засушенные цветы меж страниц, лиловые и голубые ленточки-закладки.

Дом делился на парадную и жилую половины. Парадные комнаты зал и гостиные в среднем дворянском доме были обставлены более или менее дорого и стильно: Использовались эти помещения преимущественно при появлении гостей; в остальные дни мебель тут была прикрыта полотняными чехлами, люстры и картины — пыльной кисеей. Лишь изредка возле окон гостиной пристраивался с работой кто-нибудь из женского населения дома: Жилые комнаты, куда посторонних не пускали, находились на антресолях и в тыльной части дома, выходя окнами в затененный сад или во двор.

Здесь комнатки были маленькие и тесные, кое-как обставленные. В них размещались все члены семьи, домочадцы и прислуга. Здесь же находились разного рода буфетные и сундучные, в которых хранились посуда и всякие вещи, а также девичья, в которой шили платье и головные уборы и гладили. Другим обязательным делением дома были мужская и женская половины. На мужской находились кабинет, библиотека, курительная и т. На женской — спальня, будуар, диванная.

Деление было четким, хотя непроходимой границы между половинами, конечно, не было. Освещались дворянские дома в основном сальными свечами. Она представляла собой конусообразный футляр из бересты, сантиметров 25—30 в длину, наполненный каким-то смолистым составом. Конус держали за острие, а сверху укладывали горящий уголек и потом носили по комнатам. Смолистый со-став плавился и наполнял дом своим ароматом.

Другим способом освежения было положить в медный таз мяту, залить ее уксусом и опустить в жидкость раскаленный кирпич. Имелись и горящие курильницы, на которые — лили духи наподобие нынешних аромаламп. Уборка производилась везде, кроме спален, рано утром, пока господа спали, и была довольно поверхностной. Зато перед праздниками устраивали генеральную уборку и тогда в доме по два-три дня все стояло вверх дном. Ели в дворянских домах, как и везде в Москве, часто и помногу. Между двумя и пятью часами был обед, который даже в будни за семейным столом насчитывал пять-шесть блюд, не считая закуски.

Далеко не все московские дворяне даже и во второй половине века были поклонниками европейской кухни. По-прежнему хватало и любителей отечественного продукта. Многие, особенно в будни, любили пироги, кулебяки, ботвинью, жареную баранину, поросенка с хреном и прочие русские лакомства, причем дело не обходилось и без чудачеств. Вся Москва знала старушку-барыню Марфу Яковлевну Кроткову — большую обожательницу каши. Эту кашу ей подавали каждый день — и за простым, и за званым обедом — по пять-шесть сортов, всякую: Старушка и себе накладывала по изрядной порции каждого сорта и блаженствовала, и о гостях не забывала, бдительно следя, чтобы каждому досталось по полной тарелке.

Гости ели и кряхтели. При раннем обеде часов в шесть подавался полдник — пироги, чай, простокваша, ягоды со сливками, а вечером, часов в девять, ужин, за которым в небогатых домах доедали обеденные остатки, а в богатых специально готовили два-три блюда, иногда холодных. Если вечером в доме бывали гости, то чай подавался в 11 часов вечера в кабинете или гостиной. Что же касается больших званых обедов, то на них хозяева изощрялись в щедрости и выдумке, а повара в своем искусстве, и гостям предлагалось двадцать, тридцать, иногда и больше блюд несколькими переменами и обязательно какие-нибудь гастрономические редкости — спаржа, земляника, персики и виноград в разгар зимы, деликатесная рыба необыкновенных размеров, особого качества телятина или индейка, английские устрицы и прочее, на что специально обращалось внимание гостей.

Позднее блюдами стали обносить. На званых ужинах полагался суп и несколько горячих блюд. Население большинства дворянских домов было многочисленно: Еще в барских домах имелось множество слуг. Вплоть до ликвидации крепостного права в году прислуга в барских домах дворня была по традиции весьма и весьма многочисленна: Пока сохранялись традиции XVIII века, в аристократических семьях держали также скороходов, гайдуков, форейторов, собственных парикмахеров, ключников, так что набиралось человек восемьдесят, а в деревнях так и все двести, поскольку к дворне относились и те, кто вел все усадебное хозяйство.

Естественно, позднее, уже к середине века держать такую уйму прислуги большинству дворян стало не по средствам и число дворовых сократилось — человек до двадцати. По праздникам — на Рождество, Пасху, а также в ее и хозяйские именины — прислугу полагалось одаривать какими-нибудь вещами и небольшими деньгами. Когда к Рождеству приходили из деревни обозы с провизией, барыня поочередно призывала всех домашних и наделяла еще и съестными подарками: Отдельные помещения из прислуги долгое время имели лишь немногие привилегированные и старые слуги тот же дворецкий, какие-нибудь старая нянька или дядька, вынянчившие хозяев и служившие боннами нянями-воспитательницами , лакеями и горничными иностранцы.

Холостые мужчины, кроме личного барского лакея-камердинера, чаще всего жили все вместе в людской, семейным строили на территории усадьбы несколько изб или людских флигелей, а незамужние женщины размещались по углам в жилых комнатах. Ночью все эти постели расстилались у дверей и по коридорам. Личная прислуга чаще всего спала в комнате своего господина, на полу у дверей.

Специальной формы для большей части прислуги не было, лишь ливрейным лакеям и дворецкому в торжественных случаях и на выход полагалась ливрея в виде кафтана покроя второй половины XVIII века, обшитого по всем швам галуном — белыми, желтыми или иногда золотыми или серебряными тесьмами с ткаными на них гербами хозяев. Пуговицы на такой ливрее также обычно были гербовые, металлические. На улице надевалась треугольная шляпа и сверх ливреи накидывался плащ с широкой пелериной, также обшитые галунами.

При полном параде к ливрее полагались белые чулки, короткие штаны до колен, иногда напудренный парик с косичкой также в стиле XVIII века и обязательно белые перчатки. Во второй половине века комнатная ливрея чаще стала походить на цветной, обшитый галунами фрак, а уличная — на длинное двубортное пальто, также обшитое галунами. На голове стали носить шляпу-цилиндр с гербовым галуном и кокардой.

Лакеи должны были чисто брить лица, в то время как от дворецкого требовались обычно пышные бакенбарды и представительная осанка. Горничные носили обычные ситцевые платья, сшитые более или менее по моде, и черный или белый передник с кармашками. Прочая прислуга одевалась также по-городскому в дешевую набойку или толстое сукно часто произведенные в каком-нибудь из имений владельца.

Старые слуги в хороших домах никогда не брали на чай это считалось обидой для хозяев , и москвичи это знали и никогда чаевых не предлагали. Входящему в дом гостю полагалось обязательно пообщаться со швейцаром из всех слуг-мужчин только его и дворецкого принято было называть по имени и отчеству: Прочую мужскую прислугу называли полным именем Иван, Степан , горничных — уменьшительным Маша, Глаша , кухарку — по отчеству Михална , бонну, в зависимости от национальности, по фамилии с прибавлением почтительного фрейлейн, мадемуазель или мисс.

Обращение отражало строгую иерархию, существовавшую среди прислуги. Дворецкий и дядька получали самое высокое среди дворни жалованье — до 10 рублей в год и носили одежду из тонкого покупного сукна. Другие получали жалованье поменьше, но часто поощрялись подарками. Мамы кормилицы , воспитавшие хозяев, жили в доме на покое и пользовались привилегией сидеть в присутствии господ. Няни следили за хозяйством, выдавали сахар, чай, кофе.

Барские барыни одевали госпожу, сопровождали в гости и в дороге в деревню сидели с ней в одной карете, а также смотрели за ее гардеробом, чистотой комнат, за горничными, то есть выполняли те обязанности, которые при Дворе ложились на камеристок и придворных дам. Привилегией этой категории дворовых был также отдельный от прочей дворни стол, за которым подавалось то же, что готовилось для господ. Вообще мирок прислуги был довольно самобытен-, здесь бушевали собственные страсти, интриги и увлечения, имелись свои вкусы и развлечения, своя сословность.

Дворня вообще была много развитее своих крепостных собратьев — пахотных крестьян. Например, камердинер графа Гудовича, почтенный старец, женат был на француженке и свободно говорил по-французски. Когда хозяева бывали в отъезде, это сразу становилось понятно по поведению прислуги: Иногда прислуга выходила постоять и за ворота, но это только если улица была тихая и малолюдная: Людская и девичья играли не последнюю роль в воспитании маленького дворянина: Довольно долго — годов до х — в дворянской Москве продолжали встречаться и домашние шуты, еще один отголосок восемнадцатого века.

Карлики стояли у обеда за стулом госпожи и дерзко, сердито отвечали ей. Шуты в шелковых разноцветных париках, с локонами, в чужом кафтане, в камзоле по колено, передразнивали, ругали хозяев, родственников, приятелей их и уличали в худых поступках…. Дураки, в одежде из лоскутков, являли собой посрамление человечества: Беляев вспоминал, как вскоре после войны Иван Савельич гостил в имении князей Долгоруковых и всячески развлекал хозяев, в частности, играл с главой семейства в карты и по окончании игры князь клал ему под ермолку несколько беленьких бумажек по 25 рублей.

Приглашали шута и к великому князю Михаилу Павловичу в бытность того в Москве: Михаил сам был остроумен и очень любил посмеяться. Он очень не любил, когда кто-нибудь относился с презрением к шутовству. Так что, когда он однажды услышал, что кто-то сказал: Круг аристократических знакомств у Ивана Савельича был так велик, что в году, перед занятием Москвы генерал-губернатор Ростопчин поручил ему развозить по городу патриотические афишки.

Ловкий шут любил подкупать горничных и выведывал у них секреты их барынь, потом приходил к этим барыням гадать на кофе и бобах и те очень удивлялись его прозорливости. После такого гадания Иван Савельич нередко приезжал к барыне с целой россыпью грошовых колечек и цепочек и предлагал что-нибудь купить у него за высокую цену. Тех, кто отказывался, он потом при случае разоблачал где-нибудь за большим обедом — всё с шуточками да прибауточками. Стоило посмотреть на него, когда он выезжал на гулянье: В одной руке он держал вожжи, в другой — веер и, томно обмахиваясь, раскланивался на все стороны.

Его сопровождала толпа любопытных, а иногда приставучие уличные мальчишки подолгу бежали за его экипажем, задирая и осыпая насмешками, которые старик парировал с обычной своей колкостью. Рассказывали, что однажды князь Н. Юсупов Первого мая гулял в Сокольниках в компании с Савельичем, разряженным в блестящий глазетовый кафтан. Юсупов стал ее подначивать: Я — князь Юсупов, меня все знают. По свидетельству А Я. Булгакова, к году Савельич разбогател, заимел собственный дом и торговал чаем и бакалеей.

Своего сына — по профессии портного, а также мужа дочери, который был башмачником, старый шут ввел во все знакомые ему аристократические дома, и оба числились в своем ремесле одними из лучших, если не по качеству, то по знатности заказчиков. В глазах дворянства такие наказания через посредство полиции имели отпечаток законности, а собственноручные расправы с прислугой в девятнадцатом веке уже выглядели анахронизмом и осуждались общественным мнением.

Отголоском гораздо более суровых крепостнических времен оставалась в Москве начала девятнадцатого века знаменитая Салтычиха, Дарья Николаевна Салтыкова. В своем московском доме на пересечении Кузнецкого моста и Лубянки и в подмосковном имении она замучила до смерти несколько десятков дворовых. Дело вскрылось и приобрело очень широкий резонанс. Помещицу заключили в Сыскном приказе, который был на Житном дворе у Калужских ворот, и, как рассказывали, не подвергая ее саму допросам с пристрастием, пытали при ней других.

Детские комнаты в дворянском доме чаще всего располагались на антресолях, подальше от кабинета отца и спальни неизменно нервной матери. Младенцам лет до пяти полагалось одно общее помещение, потом девочкам выделялась одна комната, мальчикам — другая. Здесь они жили лет до 14—16, после чего получали собственную комнату или делили помещение с братом или сестрой близкого возраста. Здесь же, поблизости от детской, обычно находилась и классная: С годами таких исключений становилось все больше.

В массе своей дворяне обращали преимущественное внимание на воспитание, а не обучение детей и давали сравнительно приличное образование только сыновьям. Дочери редко знали что-то большее, чем разговорный французский язык, начатки музыки, рисования и некоторые разрозненные элементарные сведения из Закона Божьего, французской литературы, географии и европейской истории.

Большинство московских дворянок вплоть до —х годов писали по-русски с ужасающими ошибками. Как девочки, так и мальчики главным образом подвергались весьма интенсивной светской шлифовке. Особенно строгий надзор был за девицами. Вплоть до х годов девушка из хорошего дома не появлялась в одиночку ни на улице, ни в общественных местах, ни в гостях. Ее обязательно сопровождали гувернантка и лакей или родители, старшие родственники, взрослые близкие знакомые и т.

Впрочем, даже взрослая и уже замужняя молодая дама предпочитала не появляться на московских улицах в одиночестве, без сопровождения мужа, брата или, чаще, лакея. Привычка не выходить без сопровождения укоренялась настолько, что даже очень пожилые московские барыни никогда не покидали дома без такого эскорта. Причин этого обычая было две: Вторую же пояснит сценка, описанная А. Булгаковым в одном из его писем.

Только как поравнялись, вышло, что это княгиня Зинаида Волконская , с коею я остановился и говорил. Фаст не одобрил этого. Ну как нападет собака? Как схватит этакий в объятия да станет целовать и к себе прижимать, так не прогневайся, Зинаида: Предубеждение против дам, гуляющих в одиночестве, стало проходить лишь в пореформенное время, по мере того, как набирало силу движение за женскую эмансипацию. Служить в Москве молодые дворяне оставались редко: В Москве, конечно, были и официальные учреждения, и даже размещались некоторые департаменты Сената, но в глазах современников престиж московского сенатора был намного ниже, чем у сенатора петербургского.

Считалось, что Москва — что-то вроде почетной ссылки для сенаторов, оказавшихся неспособными к делам Иван Савельич был не так уж не прав. Гвардия квартировала в Петербурге и появлялась в Москве лишь в исключительных случаях. Министерства находились в Петербурге. Словом, главные дела делались в Северной столице, и молодежь, начиная карьеру, стремилась именно туда.

Служебные обязанности эту молодежь не слишком обременяли. Тургенев записывал в дневнике: Как иронически писал Ф. Они-то дают тон московской молодежи на гульбище, в театре и гостиных. Из их рядов впоследствии выходили весьма известные лица, такие, как поэт Д. Кошелев, историк и журналист С. Шевырев, библиограф и поэт-юморист С. Соболевский, участник декабристского движения, публицист и экономист Н. И все же и архив, и губернаторская канцелярия были не резиновые, вместить всех желающих не могли, и в целом мужской молодежи, относящейся к высшему кругу, в Москве было сравнительно немного.

Жизнь взрослых в дворянском кругу была подчинена светским обязанностям и дни проходили в занятиях и выездах, необходимых для постоянного светского общения. Помимо ежедневных прогулок по Тверскому бульвару, на Патриарших прудах или по Кремлевскому Александровскому саду, дворянство обязательно участвовало в праздничных гуляньях под Новинским, а летом, если приходилось оставаться в городе, ездило по пятницам в Сокольническую рощу, по воскресеньям в Петровский парк, а также выезжало на семейные пикники в Царицыно, Кунцево, Кусково, Кузьминки, на Воробьевы горы и в Останкино.

Проведя лето где-нибудь в имении, московское барство съезжалось в Первопрестольную после Покрова, в октябре, и понемногу возвращалось к привычному городскому образу жизни. Немного позднее, по первому зимнему пути, в город устремлялись провинциальные помещики. К этому времени все осенние хозяйственные хлопоты были позади и наступал черед зимних: Непрерывной чередой следовали друг за другом всевозможные увеселения: Одним из центров этой виртуальной как бы сейчас сказали , но вполне действенной ярмарки было Благородное собрание — важный центр дворянской общественной жизни.

Благородное собрание являлось своего рода дворянским клубом, принимавшим в свои рады всякого дворянина, имеющего на руках документы, подтверждавшие его сословную принадлежность. С года и вплоть до революции Собрание размещалось в бывшем доме князей Долгоруковых в Охотном ряду нынешний Дом союзов. За обеды, даваемые в Собрании, взималась отдельная плата 4 рубля медью с кавалеров и 2 рубля с дам. В здании Собрания происходили губернские и уездные дворянские выборы, заседали выборные органы.

Во время светского сезона здесь же почти ежедневно происходили всевозможные культурные мероприятия — концерты, банкеты и пр. Балы давались, начиная с октября, по вторникам, за исключением времени Великого поста, когда в эти же дни устраивались камерные концерты. На Страстной неделе в Благородном собрании организовывали благотворительный базар: Сами мастерицы продавали свои изделия, стараясь выручить за безделицу как можно больше денег, которые шли потом в пользу какого-нибудь человеколюбивого учреждения.

Во второй половине века в межсезонье в здании Благородного собрания нередко проходили публичные чтения разных обществ и кружков и даже открывались выставки. В здании Собрания функционировал также Дворянский клуб — поначалу действительно дворянский по составу, но ближе к концу столетия приобретший почти исключительно разночинный характер. К м годам его членами были в основном уже врачи и учителя, актеры, чиновники, даже преподаватели духовных учебных заведений.

Начинались балы в Благородном собрании в 11 часов вечера, так что гости до их начала еще успевали побывать в театре. Традиционно левая половина большого зала занималась высшим обществом — светскими львицами, денди, заезжими гвардейскими офицерами и адъютантами. В правом углу, поближе к оркестру, толпились приезжие помещики с семьями, студенты, армейские офицеры, невысокого ранга чиновники, врачи и т. Прежде чем посетить эту часть Собрания, провинциалы нередко несколько раз ходили на балы как зрители это широко практиковалось.

Именно в Благородном собрании начиналась история огромного большинства всех московских помолвок и свадеб. Подобрать себе подходящую партию в Петербурге мог далеко не каждый служащий дворянин: Браки у дворянства заключались не столько по любви, сколько по породе, даже и в девятнадцатом столетии, а познакомиться молодые люди могли либо у родни и общих знакомых, где круг общения был невелик, либо на балах и вечерах. На первый в сезоне общественный бал собиралось тысяч до трех-четырех народу и здесь не столько присматривались друг к другу, сколько восстанавливали или завязывали нужные знакомства: С этикетом вообще приходилось считаться: Этикет устанавливал те возрастные рамки, в которых дозволялось танцевать на балах: По правилам этикета нельзя было слишком часто больше трех раз за вечер танцевать с одним и тем же партнером, если только он не был официальным женихом или мужем дамы.

Подобное предпочтение, по представлениям века, свидетельствовало о близких отношениях или о настойчивом ухаживании; замужнюю даму такая ситуация компрометировала, а по отношению к незамужней требовало скорого предложения руки и сердца. Если таковое не происходило, бальному кавалеру предстояло серьезное объяснение с родными девушки, справедливо считавшими, что он оскорбил честь их семейства. Закончиться такое объяснение могло либо свадьбой, либо поединком с неизвестным исходом.

Вот так все было серьезно. Конечно, присмотреть дворянскую невесту можно было и в других местах Москвы: Их устраивали специально для подростков 13—16 лет, которые уже умели сносно танцевать, но в свет по малолетству еще не выезжали. Детские балы, или детские праздники, как их еще называли, организовывались либо в знатных семьях по случаю именин кого-то из детей, либо известными танцмейстерами в своих школах в общие праздничные дни — на Рождество, на Масленицу и т.

Если бал давал танцмейстер, он приглашал на детский праздник всех своих бывших учеников. Детские балы начинались и заканчивались раньше обычных съездов, и это давало возможность взрослым прямо оттуда поехать в театр, а затем на большой бал. В числе московских танцмейстеров самым, вероятно, известным, почти легендой, был Петр Андреевич Иогель, который приехал из Франции и стал учить московских детей танцам в году, а перестал, когда ему уже было хорошо за восемьдесят — в начале х годов.

Он и умер в Москве и был похоронен на Немецком кладбище. Это был признанный мастер своего дела, через руки которого прошло полгорода. Кроме приватных уроков, для которых он снимал зал чаще всего в доме Кологривовых на Тверском бульваре дом стоял там, где сейчас МХАТ им. Горького , он учил танцам воспитанников Университетского благородного пансиона, в числе которых были В.

А Жуковский, А С. К концу жизни Иогеля на его детских балах правнучки встречались со своими прабабушками, так как и те и другие были ученицами мэтра. Холостяки, подумывающие жениться, были обычными и частыми гостями на детских балах: Так поступил, как известно, и Пушкин, заметивший Наташу Гончарову как и он сам, учившуюся у Иогеля еще до появления ее в большом московском свете. Найдя подходящую невесту или даже двух-трех невест и завязав тем или иным путем знакомство с их семействами, потенциальный жених, если, конечно, он действительно хотел жениться, а не просто стремился к приятному времяпрепровождению, оказывался вовлечен в орбиту московской светской жизни и принимался посещать уже частные балы их в сезон бывало в Москве по 40—50 ежедневно и другие мероприятия, на которых можно было присмотреться к избранницам.

Подобное поведение заявляло о серьезности намерений и заботливые родители тут же начинали со своей стороны наводить о визитере необходимые справки: Бывали случаи, когда кандидаты сразу признавались негодными: Примерно через месяц, если визиты его по-прежнему принимались хорошо и ему даже дозволялось беседовать с девушкой один на один, хотя и в общей комнате и у всех на виду, он мог списаться с родными и потребовать их согласия на брак, а по получении такого согласия являлся к родным девицы уже с официальным предложением.

Если в дело бывали замешаны чувства, то прежде официального происходило неофициальное предложение, для которого молодые не без труда изыскивали место и время: Вся протокольная процедура обычно укладывалась во время сезона. Предложение делалось в последние дни Масленицы, затем на время поста приходился этап официального жениховства, когда шилось приданое, делались приготовления к свадьбе, а жениху и невесте разрешалось уединяться и сидеть вдвоем без посторонних глаз.

После этого немцы снялись с позиций и, оставив в деревне небольшой гарнизон, ушли. Ранним утром все были разбужены частыми выстрелами. Как утверждает Михаил Ягодкин, утром, форсировав Сож, группа красноармейцев пыталась войти в деревню. Один из них подобрался к дому, где ночевали немцы, и бросил в окно гранату, которая не взорвалась. Красноармеец был замечен часовым и, так как не имел при себе никакого оружия, кроме злополучной гранаты, был убит, а по остальным, залегшим на поле, открыли огонь и всех уничтожили.

Тела некоторых были захоронены, остальные так и валялись на поле, пока останки не растащили звери. Затем немцы, выгнав местных жителей на улицы, подожгли все дома, и деревня вынуждена была всю войну прожить в землянках. Оказывается, там накапливали силы отходившие части Красной Армии, видимо, готовились к переправе, и в этот момент попали под огонь и немецкой, и советской артиллерии. По словам Валентины Дмитриевой, убитых было много. Но хоронил ли их ктонибудь, достоверно неизвестно.

С ее слов, одного из убитых опознали. На внутренней стороне пряжки было выцарапано его имя. Как оказалось, он проживал в д. Устье, в 3-х километрах от д. Охорь, о чем и сообщили родственникам. Исходя из данного факта, можно предположить, что значительную часть скопившихся на этом месте войск составляли призванные Чериковским военкоматом жители района, и многие из них нашли свою смерь совсем недалеко от своих домов.

Раскопок не проводилось, а следовательно, солдаты не захоронены и еще ждут успокоения их души. Сначала он, а потом я возглавляли заводскую комсомольскую организацию. При поиске путей оживления работы среди молодежи, новых форм и интересных дел, мы обратили внимание на статью Е. Эта инициатива показалась нам интересной. Лозунги и призывы к патриотизму мало что дадут. Истинный патриотизм начинается тогда, когда человек узнает историю своего края, своего.

С этими мыслями мы и решили начать собирать материалы по истории небольшого тогда — человек работающих — нашего завода. Мы не предполагали, какой интересной, сложной, тяжелой, иногда трагической предстанет перед нами судьба завода, где мы ежедневно спокойно работаем, когда сегодняшний день мало чем отличается от вчерашнего… Начали мы с составления списка кадровых рабочих и проведения вечера встречи с ветеранами завода. В годы Великой Отечественной войны были уничтожены либо утеряны заводские и городские архивы.

Поэтому основным материалом для восстановления истории завода были воспоминания участников и свидетелей становления завода, их живые рассказы о трудовых делах, быте и отдыхе рабочих. Ожидать, что ветераны сами придут к нам со своими воспоминаниями, — надежда небольшая. И мы шли к ним домой, и за чашкой чая, в родной обстановке, вели откровенные беседы, по крупицам собирая необходимые материалы.

Мы записывали воспоминания ветеранов, с благодарностью принимали в дар редкие фотографии и документы тех лет. Постепенно круг источников материалов расширялся. Мы написали письмо в г. Куйбышев, куда в годы войны был эвакуирован наш завод и где он слился с московским авиационным заводом и выпускал самолеты-штурмовики. Позже я съездил в Куйбышев и привез трудовых книжек работников нашего завода, вышедших на пенсию.

Это помогло в определении трудового стажа тех из них, кто вернулся после войны в Могилев. Окрылял нас и сам материал, те неожиданные сведения и факты, свидетельствующие о связи нашего завода с жизнью нашей необъятной страны. Оказалось, что наш завод начал строиться в году как крупнейший в Европе авторемонтный завод-гигант, так писали тогда газеты.

Строила его вся Могилевская губерния. Строительные площадки под цеха готовили мужики-грабари, приходившие сюда со своим конем и телегой с бортами грабаркой , на которой они перевозили грунт. В течение нескольких месяцев мы узнали многое из истории завода, но главной даты — дня пуска завода, — мы не знали. Не было документов, не помнили торжественной даты и ветераны — участники этого события.

Заручившись письмом за подписью директора завода о проводимой поисково-исследовательской работе, я поехал в Москву, надеясь найти какие-либо сведения в хранилищах государственной библиотеки имени Ленина. В одной из газет я нашел описание торжественного пуска завода и его дату — 9 июля года. Я привез фотокопию приказа Наркомата автомобильной промышленности о завершении строительства завода и вводе его в строй действующих предприятий.

Так мы узнали день рождения нашего завода, и было принято решение торжественно отмечать его ежегодно. По публикациям газет и воспоминаниям живых свидетелей вырисовывалась картина крупнейшей в республике стройки: Стройку начали с проведения водопровода и обеспечения электричеством от локомобиля, крутившего генератор. Строители, в основном молодежь, работали не жалея сил, а подчас и здоровья. Они верили, что строят свое будущее. Колоритной фигурой оказался первый директор завода Андрей Васильевич Полупанов — герой гражданской войны.

Простой шахтерский парень, в гражданскую войну став моряком, дорос до командующего Днепровской флотилией. Полупанов после войны проживал в г. В беседах с молодыми моряками он рассказывал о своем участии в боях за советскую власть во время гражданской войны. И в очередной отпуск я поехал в дом отдыха г. И там мои поиски увенчались успехом — в местном музее был стенд, посвященный моряку, командующе. Его именем названа одна из центральных улиц Евпатории.

Я сфотографировал все документы о Полупанове, имеющиеся в музее. Они значительно пополнили наш архив. С большими трудностями столкнулись мы при поиске материалов о периоде Великой Отечественной войны. Все военнообязанные ушли на фронт. В первые же дни войны началась эвакуация нашего, ставшего авиамоторным за год до войны, завода. Было отправлено 35 эшелонов оборудования, а также человек рабочих с семьями. О том тяжелом периоде начала Великой Отечественной войны нам рассказал Иван Николаевич Макаров, бывший в то время первым секретарем обкома партии, на плечи которого легла тяжелая ответственность за проведение оборонительных мероприятий и эвакуацию.

Макаровым состоялась в году, в Минске, когда он занимал пост Председателя Белорусского республиканского Совета профсоюзов. Мы были приглашены на заседание Президиума Совета, который заслушал наше сообщение о работе по созданию истории завода. Наша инициатива была одобрена и принято решение о распространении ее среди заводов, фабрик, строек всей Белоруссии. В ходе беседы с Макаровым мы узнали, что оставшиеся в Могилеве работники завода и жители поселка участвовали в строительстве оборонительных сооружений, а затем ушли в отряд народного ополчения.

Минска , призывающих организовывать партизанские отряды, совершать диверсии и другие активные действия в поддержку Красной Армии. Также он вручил ему радиоприемник СИ Харкевич стал организатором и руководителем подпольной группы, действовавшей на территории завода и поселка. О действиях этой подпольной группы мы узнали от В. Шатикова, ставшего после войны мастером энергоцеха.

По приемнику слушали сводки Совинформбюро и, рукописно. Зная с положительной стороны своего хорошо знакомого Василия Игнатьевича Батуро, которому можно было доверять, Харкевич предложил ему пойти работать на завод, где немцы организовали ремонт паровозов и машин. Устроившись на завод электриком, Батуро свободно ходил по цехам завода, ремонтируя станки и одновременно распространяя листовки.

Батуро мысль о подрывной деятельности в логове врага, прямо в немецкой части, расквартированной в поселке. Но как это сделать? По счастливой случайности подобная мысль о поисках связей с партизанами не давала покоя и антифашисту Фридриху Пиецка, унтер-офицеру австрийской части. Батуро поверил Фридриху после того, как тот якобы утерял листовку на немецком языке, призывающую немецких солдат к борьбе с гитлеризмом, к прекращению войны, к сдаче в плен русским.

Так началось их плодотворное сотрудничество. Фридрих со своим единомышленником ефрейтором Отто распространяли среди немцев листовки, приносили подпольщикам ручные гранаты, взрыватели, медикаменты. А Батуро под покровом ночи вместе с женой Лушей перетаскивал этот ценный груз в Любуж и прятал в дупло большого дуба. Все это потом забирали партизаны. Об этой опасной работе целой семьи нам поведали со слезами на глазах престарелая уже тетя Луша, как мы ее называли, и ее дочь Мария, проживающая и поныне в заводском поселке.

В ту лихую годину ей шел й год. В ее обязанности входило закапывать в тесном подполье радиоприемник и доставать его на короткое время для прослушивания сообщений с Большой земли. Это был отчет руководителя группы Харкевича Н. Шатиков рассказал нам еще об одном члене группы — Леониде Лорченко, действовавшем изобретательно, смело и решительно. Он продавал на базаре спички, вложив в коробок листовки, разведывал расположение военных складов, затопил. Подпольщики, опасаясь за жизнь молодого человека, в марте года отправили его в й партизанский отряд.

Лорченко погиб в бою с карателями, подорвав себя и врага последней гранатой. В году ему посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. Узнали мы и еще об одном заводчанине, заслужившем звание Героя Советского Союза. Работая на заводе после окончания школы, Андрей Кулагин по путевке комсомола без отрыва от производства научился летному делу в городском аэроклубе. Затем был направлен в школу пилотов, а в году стал военным летчиком.

В первых же боях с врагом проявил себя как бесстрашный и мужественный пилот. Особенно хорошо он овладел мастерством ночного боя. Всего за время войны Герой Советского Союза гвардии капитан Андрей Михайлович Кулагин сбил 32 самолета противника, совершил разведывательных вылетов. В отчете Харкевича не упоминалась фамилия В. Хмельницкого, о подпольной деятельности которого нам рассказала его жена Н. Как позже выяснилось, это была вторая подпольная группа, действовавшая в строжайшей конспирации независимо от группы Харкевича.

Виктор Григорьевич Хмельницкий — младший лейтенант Красной Армии, вырвался из окружения под Мценском и добрался до Могилева. Занявшись сапожницким делом, он бродил по базару, не спеша сбывать свой товар, искал знакомых мужиков. Несколько его знакомых и составили ядро подпольной группы. Хмельницкий привлек к этой опасной работе хорошо знакомого ему комсомольца Ваню Райкова, бойца истребительного отряда, из-за ранения оставшегося в Могилеве.

Радиолюбитель, он сумел собрать приемник, и они записывали сводки новостей из Москвы, а затем распространяли их среди населения. Неплохое знание немецкого языка позволило ему устроиться писарем в контору немецкой части, где он добывал для партизан бланки пропусков с печатями и другие документы. Там ему удалось связаться с военнопленным русским врачом Климовым и организовать уход в партизаны пленным, оформляя их как умерших от ран. Жаркое дыхание фронта приближалось.

Немцы усиливали поиски подпольщиков. Костин, знавший Хмельницкого с дово. Жена больше его не видела. В одно из посещений тюрьмы она наблюдала, как заключенных загоняли в крытую машину и повезли за город. Командование партизанским отрядом предложило Фридриху Пиецке перейти к партизанам. В него входили немцы, австрийцы, чехи, голландцы, поляки, французы. Они носили немецкую форму, были хорошо вооружены и самоотверженно выполняли все боевые задания. Руководил группой Александр Мысов, который и рассказал нам об этой операции.

Группа остановилась на отдых около деревни Кисельки. К ним подошли детигрибники, завязалась беседа. Одна из девочек, дочь старосты, незаметно отошла и побежала в деревню. Уже вечерело, когда нагрянули немцы. Завязалась перестрелка, в ходе которой погибли Н. Там их и похоронили. Позже они были перезахоронены в братской могиле на окраине заводского поселка. Ушли в партизаны и остальные члены подпольной группы.

Василий Батуро и Михаил Панфилов июньским вечером года, забрав остатки оружия и боеприпасов, отправились на подводе в лес. Объезжая стороной очередную деревню, они услышали топот копыт и успели спрятать телегу за стог сена. Один из всадников хриплым с перепоя голосом крикнул Батуро: Это была одна из бандитских шаек, грабивших население. За спиной Батуро грянул выстрел, и он рухнул на землю. К утру Панфилов привез тяжело раненого Батуро в отряд, где в госпитале через два дня он умер.

Мы также узнали и имя патриота, который из тайника в дупле дуба забирал оружие и боеприпасы и переправлял их партизанам. Это был Трофим Борисович Наумов — помощник лесничего Любужского лесничества, связной-проводник, помогавший бежавшим военнопленным добираться до партизанского отряда. В мае года Т. Наумов был арестован и 28 сентября года расстрелян.

Я встретился с руководством лесничества, и в ходе беседы было принято решение об установлении мемориальной доски на здании лесничества в память о Т. Поиски нужны для памяти народной. Страницы истории сохранят на века важные события, трудовые и боевые подвиги старших поколений и помогут молодежи ощутить преемственность поколений и понять свое место в жизни.

Каждый год 9 мая в цехах и отделах завода появляется много цветов и зелени. Заботливые руки плетут венки. У обелиска, установленного на братской могиле на живописной окраине поселка, собирается весь завод. Далеко виден этот знак памяти живых тем, кто отдал свои жизни за нашу мирную жизнь. На венке школьников среди красных тюльпанов замер взлетающий голубь. На креповой ленте центрального венка надпись: Но не все доходили до цели.

Друзья под пулями присыпают его землей и уходят дальше. Почему важно понять его? Что можешь ты в этой жизни? И какая сама по себе ценность — твоя жизнь? Он — и эпоха, взрастившая его. Ваня родился в сорок шестом. Так почему живет в нем долг перед теми, кто пал на ней, словно он, Неcтеренко, чем-то лично обязан каждому из них?

Да, он обязан им жизнью, как и все мы. Но, может быть, понял однажды более отчетливо и другое: С именем, отчеством, фамилией. Я сразу после извещения, присланного мне о гибели сына, командование запрашивала, но никакого ответа на мои запросы в войну не было. Потом я решила, что о рядовых солдатах, видимо, никто не может ничего сообщить, так как их хоронили сразу много, да и те места, как я знала, переходили из рук в руки. И вот уже 27 лет оплакиваю я сына, не зная, где находится его тело.

Приезжайте в район Могилевский, могиле сына поклонитесь. Не знаю, удастся ли этот поиск Ване. Но, начав, он не любит отступать. Пролетают летчики — привет Мальчишу! Первый свой поиск он и начинал вместе с ними, пионерами из Сухарей. И хотя ясно, что Ваня был душой начинающегося поиска, роль ему отводилась такая же, как и всем: А тогда он начинал так: Опоздал хоть на три минуты — не участвуешь. Группа поисковиков Сухаревской СШ Могилевского района. Пятый справа — И. Нестеренко, третий справа — В.

Коноплев, ныне председатель Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь. С тех пор многие поняли: Ванина застенчивость отнюдь не помеха его настойчивости. Был известен довоенный адрес жены. А вдруг… На письме сделали пометку: Потом читал детям вслух. Ваня тащил ее на плечах до. Там внимательно выслушали и отказались: Вскоре рабочие комбината сами приехали в Сухари и сделали все к назначенному сроку. Сдав экзамены досрочно, приехал в Сухари. И вот они приехали, собрались у школы.

Приезжали они в Сухари нынче, но Ваню не застали: Он очень жалел о несостоявшейся встрече, хотел посмотреть на сына говорят, вылитый отец. И сколько еще неизвестных героев затеряно в общей массе! А ведь были и такие, кто говорил Ване, когда он задумал поиск: Он не мог объясняться со всеми, да и стоило ли? Только внутренне знал, убежден был: И ему и другим.

И меня обрадовало, что в одном из райкомовских отчетов нашла строки, перекликающиеся с моими мыслями: Пусть я вас не знаю, но вы давно стали для меня близкими людьми. Ведь только благодаря вам я имею возможность посмотреть на фотографию могилы моего мужа. Есть старинная русская пословица: Прошло много времени, как погиб мой муж. Вам, детям, может, покажется: И чем старше становишься, тем хуже. Боюсь, сердце не выдержит этой нагрузки. С приветом к вам К.

Одна человеческая судьба… Предельно простая и такая же сложная. Что это — азарт детектива? Все кажется, что на меня смотрят. Работая пионервожатым, Ваня имел несколько часов истории. И Ваня написал заявление в районо о том, что уступает свои. Но, выслушав их, он остался непреклонен. Ваня не из таких. Откуда же у него такое видение вещей? Отсюда и название неофициальное — Курени. А может, с посиделок в их доме?

Правы односельчане, укоряя Ваню: Как важно понять его: Они стояли молча, словно в этот памятный день их жизни им особенно важно было прийти сюда. Что бы там ни было, но эта сцена говорит мне о многом. А кто он сейчас, тот бывший пионервожатый Сухаревской средней школы Могилевского района? Иван Викторович Нестеренко позже работал в райкоме комсомола, служил в рядах Советской Армии, органах государственной безопасности. Уйдя в отставку, продолжает работать в системе образования, встречается с нынешними молодыми поисковиками, передает им свой богатый опыт, а сам продолжает искать и находить, помогать другим.

Еще долго напоминала она о себе разрушениями, различными тяготами и последствиями. Среди них одним из самых грозных была засоренность территории области различными видами взрывоопасных предметов. Это были сотни минных полей, оставленных немецкими и советскими воинами, неразорвавшиеся и брошенные на поле боя боеприпасы и взрывчатые вещества, специально подготовленные мины-сюрпризы. Применяли гитлеровцы и специальное минирование объектов на территории области. Для этой цели немецким командованием были созданы специальные воинские части.

Некоторым из них, в том числе и командиру роты, не удалось уйти от возмездия: О том, что гибель людей от подрыва была реальной, свидетельствуют многочисленные случаи. В Могилевской области в г. В Бобруйской области только за первое полугодие г. Жертв в г. Лишь в г. Жертв было больше и потому, что качество работ по разминированию в г.

Это подтверждается и тем, что наибольшее число несчастных случаев пришлось на апрель, май и июнь месяцы на полях, которые были сданы инженерными частями Красной Армии местным властям после разминирования. Этим объясняются жесткие требования со стороны милиции к людям, нарушающим правила обращения со взрывоопасными предметами.

В Чаусском районе за тот же год убито 11 и ранено 44 человека [2, д. В Дрибинском районе до начала работ по разминированию убито 30 и ранено 12 человек, в основном детей [2, д. В Круглянском районе в течение с 1 января по 25 июня г. Правда, это не самые ужасные случаи по Беларуси. Например, в апреле г. Пятеро были убиты и пятеро потеряли ноги [12, д. Всего учтено за — гг.

Несчастные случаи происходили и позднее, вплоть до начала х годов. Среди пострадавших много детей, которые подбирали взрывчатые вещества или пытались разбирать их [2, д. Грешили этим и взрослые. Многие люди не обращали внимание на находящиеся рядом с домашними постройками взрывоопасные предметы, и рано или поздно это приводило к подрыву людей.

В Горецком районе милиция привлекала к уголовной ответственности таких людей [2, д. Особо стоит отметить факты подрыва людей и техники при проведении полевых работ. Жизнь настоятельно требовала скорейшего восстановления довоенного уровня сельскохозяйственного производства, сами люди стремились быстрее устранить последствия войны, и они работали не покладая рук.

Нельзя сказать, что выезд на полевые работы не пугал крестьян [12, д. Их работа была сродни фронтовому подвигу. Поэтому стоит упомянуть несчастные случаи как дань уважения подлинному подвигу наших крестьян. Детали машины разлетелись на 50 метров. Трактористы получили тяжелые ранения. Многочисленными были случаи подрыва лошадей. Если учесть тот факт, что в первые послевоенные годы лошадь была главной тягловой силой на селе, то потеря каждой из них была весьма ощутимой для крестьян.

Подрывались и коровы [2, д. Были и другие, не менее трагические случаи. В том же году при работе на телеграфной линии на столбе подорвался линейный мастер: Такая сложная ситуация была по всей республике. Только за первые шесть месяцев г. Шесть человек погибли и 61 — ранен. Приведено в негодное состояние 40 автомашин и четыре трактора. Могилевская область в этом плане была еще не самой худшей: Заминированная территория выступала и как средство психологической войны.

Долгое время жители области не решались проводить различные виды работ на разминированной земле. Областное руководство с пониманием относилось к подобным фактам и стремилось разъяснительными мерами переубедить людей. Например, в г. Согласно первой, в Тетеринском сельсовете осталась не разминированной нефтебаза с прилегающей территорией всего га. Местные руководители не верили объяснениям о том, что командами Осоавиахима в гг.

Организация работ по разминированию Могилевской области началась в начале года. Первоначально считалось, что военными инженерно-саперными частями будет выполнен весь объем работ. Но действительность опровергла эти слишком оптимистические прогнозы. Боевые действия на территории области носили долговременный характер. Линия фронта делила область на две части и проходила через территорию Горецкого, Дрибинского, Чаусского районов в течение девяти месяцев, а на территории Быховского и Пропойского районов — четыре.

С разминированием рубежа и будут самые большие проблемы. Так, после бомбардировки Кричевского железнодорожного узла в ночь с 5 на 6 июля г. По мере их разборки неоднократно находили боеприпасы, и приходилось вновь и вновь направлять разминеров на одни и те же объекты [2, д. Такая ситуация не радовала местные власти. В восточных районах области военными территория была очищена достаточно хорошо — было восемь месяцев для их работы, и их не отвлекали от работы: Однако местным властям не всегда можно было привлечь военных к данной работе, а с их уходом, т.

Такая проблема стояла не только перед могилевчанами, но и перед руководителями и жителями всех освобожденных территорий. Предписывалось в освобожденных районах создавать команды разминеров по 50 — человек в каждой из лиц не моложе 15 лет обоего пола. На областных курсах Осоавиахима готовились инструкторы из расчета 2 — 4 на район по дневной программе с отрывом от производства.

При областных советах Осоавиахима создавались, в качестве временного мероприятия, отделения из одного человека. На Центральный Совет Осоавиахима возлагалась обязанность по обеспечению команд по разминированию и обезвреживанию минных полей необходимым инвентарем, а также наставлениями, литературой и учебно-наглядными пособиями. Планировалось, что предприятия местной промышленности изготовят необходимое количество щупов и кошек.

Разминерам полагалось питание и заработная плата из местного бюджета [3, д. По решению ГКО в г. Непосредственно за работу команд разминеров отвечали председатель областного совета Осоавиахима и офицер-инструктор, руководил — военный отдел областного комитета партии. Председателями облсоветов Осоавиахима были: Могилев и Соколов А. Офицером-минером в Могилевскую область был направлен капитан А. Кучин, в Бобруйскую — Стельмах Н. Мирер Израиль Тиллевич Геольевич родился 1 сентября г.

Могилеве в семье рабочего. Учился в Могилевском зооветтехникуме ушел с четвертого курса в г. Окончил трехмесячные курсы пропагандистов в г. Могилеве в г. В — гг. С 23 февраля г. После освобождения города в г. Участник Великой Отечественной войны. Капитан запаса [2, д. Соколов Анатолий Борисович родился в г. Старший военфельдшер, политрук запаса, образование 9 классов. С по гг. Кучин Анатолий Дмитриевич родился в г. До войны служил на пограничных катерах войск НКВД в г.

В сентябре г. В бессознательном состоянии со всем госпиталем попал в плен. Бежал из плена и до освобождения в декабре г. Вторично ранен в сентябре г. В должности работал до осени г. За разминирование области награжден орденом Красной Звезды [3, д. Бойцы готовились в райцентрах, инструкторы — в Могилеве. В Бобруйской области, а в связи с тем, что она была создана только в сентябре г. Обращает внимание на себя очень юный возраст разминеров.

Это было связано с тем, что мужчины призывного возраста нужны были действующей армии. Вот и пошли на минные поля мальчишки, заменившие отцов и старших братьев не только у станков и плугов, но и в таком несвоевременном для них деле. В этом тоже проявилась горькая правда войны. Девушек брали в разминеры только в г.

Может быть и потому, что в списках потерь первой стоит Марченко София Семеновна, боец Чериковской команды, подорвавшаяся 4 июля г. Только в Шкловском районе разминеры были подготовлены из мужчин, родившихся в — гг. Юный возраст разминеров поставил перед областными властями еще одну проблему. Достигнув призывного возраста, подготовленные специалисты уходили на действительную службу, и подготовку разминеров приходилось начинать заново.

Несмотря на то, что объем работ с каждым годом уменьшался, все равно ежегодно Осоавиахим готовил много новых специалистов [2, д. Количество бойцов в группах и количество команд в районах варьировалось: От одной команды в человек до девяти команд бойца в Октябрьском районе Бобруйской области [12, д. Не привлекали к работам и тех разминеров, которые поступили на учебу в ремесленные училища или работали трактористами и комбайнерами [2, д. К ним привлекались и воинские части.

Как правило, использовалась только часть личного состава. Армейские минеры проводили разведку местности, первыми начали работы, и они, только они, работали со сложными минными полями. Им же поручались работы по разминированию оборонительных рубежей. Лейтенанта Ларионова 7 чел. Младшего лейтенанта Кожина 6 чел.

Эти воины разминировали сами и готовили команды разминеров. О быстром проведении работ по разминированию говорил и такой факт: Очень часто это оканчивалось плачевно. Халипы пытался разминировать поле ржи сержант й отдельной разведроты й СД Бубнов Яков Васильевич. При снятии двенадцатой мины ПТМ он не заметил, что она связана с другой такой же, подорвался, получил ранения в голову, грудь, руки и ноги и не приходя в сознание скончался через десять минут.

Не надо видеть в этом факте только неправильные действия.

Деловой посредник № 26 by Rustam Abdullayev - Issuu

Удостоверение монтажника технологических трубопроводов 02. Вальщик леса должен владеть информацией основ сортировки промышленной древесины? Возможность учиться самостоятельно существует относительно недавно. У .

Мельников Илья

И соответственно: Характеристика работ лифтера - Осуществление многосигнального автоматического контроля с пульта. Важная предпосылка успешной работы, поэтому мы отвечаем за наше обучение целиком и полностью. Приборы. Дрожащими орлами Руди подает мне заправочный конец спз ленты. Официальное трудоустройство при отсутствии соответствующей «корочки» нереально. Зданий, но. При спз на проволоки покажите администратору репост записи и скидка. Например, на предприятиях сельского, к удобству пользователя и считается пред трёл перед рубщик заказа! Эксплуатации оборудования и безопасным условиям труда: Вид обучения: первичное обучение на 2-ой рубщик проволоки подготовка); повышение квалификации: на 3-й разряд; на 4-й разряд; на 5-й разряд; на 6-ой разряд; повторное обучение по истечении срока действия удостоверения.

Похожие темы :

Случайные запросы